rus

Стимулы для роста

14 ноября 2017

Кризис заставил компании прилагать больше усилий по повышению производительности труда, то есть выполнять одну из основных задач экономического развития.

Исследование «200 самых прибыльных компаний Северо-Запада», которое ежегодно проводит Аналитический центр журнала «Управление бизнесом», демонстрирует серьезные изменения вструктуре отраслей, влияющих на стабильное развитие экономики Северо-Запада. Экономика регионов СЗФО демонстрирует рост статистических показателей, но связан он, скорее, с «эффектом низкой базы»: многие отрасли просели в кризисные годы.

Участники IV Форума бизнеса Северо-Запада «Новая экономическая реальность. Как обеспечить качественный рост бизнеса?», организованного журналом «Управление бизнесом», проанализировали результаты  введения антикризисных мер, текущую экономическую  ситуацию, рассмотрели те возможности, которые открываются в  новых условиях как для бизнеса в целом, так и для его отдельных сегментов.

Отчитались об оптимизации

– Добывающие компании Северо-Запада еще в 2015 году отыграли потерянную прибыль. По итогам 2016 года они показали уверенный рост и потянули за собой другие отрасли: транспорт, розничную торговлю топливом, черную металлургию, химию и нефтехимию. В 2015 году из убытка в прибыль перешли крупнейшие игроки нашего рейтинга – все они были из топ-10, в этом году черед дошел до топ-20, – комментирует итоговое исследование руководитель Аналитического центра журнала «Управление бизнесом» Евгений Заздравных.

Если сравнить с динамикой за прошлые годы, видно, что восстановление продолжается – темпы роста чистой прибыли в разы выше докризисных. В 2013 году прибыль участников рейтинга стала больше на 10,4% по сравнению с предыдущим периодом, потом закономерно упала в 2014-м к 2013-му, а в 2016-м увеличилась в восемь раз по отношению к 2015 году. При этом динамика выручки этих компаний в нисходящем тренде – за 2016 год она прибавила 7,1% (к 2015 году), до кризиса рост этого показателя составил 11,1%. Такие результаты, по мнению Евгения Заздравных, сигнал о том, что выход предприятий из кризиса связан отчасти с ростом их эффективности – многие игроки отчитывались об оптимизации бизнеса. В то же время положительная динамика связана и с изменением курсовых разниц, скорее с финансово-бухгалтерскими операциями, чем с менеджментом.

Отраслевой срез рейтинга показал, что позитивная динамика прежде всего у промышленности. Потребительский сектор продолжает находиться в отрицательной зоне, или прибыль настолько мала, что ее не хватает для попадания в рейтинг. Например, О’КЕЙ зафиксировал убыток по итогам прошлого года в размере 137,8 млн рублей в связи с инвестициями в развитие дискаунтеров. При этом сопоставимые продажи в целом среди крупнейших предприятий розничной торговли выросли незначительно в связи с продолжением падения продаж товаров в розницу. В то же время в 2016 году они прошли дно, а в 2017-м торговля взяла курс на восстановление. Поэтому мы ожидаем полноценный рост в потребительском секторе только по итогам 2017–2018 годов. В то же время отрадно видеть, что, хотя кризис больно ударил по компаниям, он стимулировал их прилагать больше усилий по повышению производительности труда, то есть выполнять одну из основных задач экономического роста.

Государство оказывает серьезную поддержку бизнесу, при этом многие предприниматели пока еще не готовы к работе на более качественном уровне. – До момента, когда в России стала активно продвигаться политика импортозамещения, более 70% медицинского оборудования в нашем портфеле составляла импортная техника. Сейчас порядка 50 на 50, и постепенно доля российского и белорусского оборудования растет. Много качественного оборудования, по многим позициям, к примеру по медицинской мебели, вообще отказались от поставок из-за рубежа, – говорит генеральный директор компании «КЕЛЕАНЗ Медикал» Елена Кириленко. Но есть, по ее словам, и негативные тренды. – Проводим переговоры с российским производителем: уникальная разработка, прекрасные результаты, но у разработчика нет понимания, как наладить серийный выпуск. Предлагают нам сотрудничество, мы готовы закупить до конца года 30 единиц оборудования, а они могут поставить не больше пяти. Наверное, необходимо привлекать партнеров, бизнес-консультантов, которые помогут отечественным компаниям в организации современных серийных производств высокотехнологичного медицинского оборудования, в выстраивании четких производственных процессов, – считает Елена Кириленко.

Генеральный директор НПК «Звезда» Павел Плавник считает важным совместное использование опыта эффективного управления в частном бизнесе и огромного ресурсного потенциала, который имеется у государства.

– Необходимо обеспечить качественное взаимодействие между участниками государственно-частного партнерства (ГЧП), чтобы рос совокупный результат, шло развитие высокотехнологичной экономики, – говорит он. НПК «Звезда» – активный участник государственного оборонного заказа, и в его росте Павел Плавник видит один из основных стимулов для развития отечественной промышленности. Еще один стимул – запуск федеральных целевых программ, в рамках которых появляются якорные проекты, объединяющие частный бизнес и государство.

– Такие проекты дают очень мощный совокупный эффект. Это новый импульс развития межзаводской кооперации, освоения передовых технологических компетенций, модернизации производства, использования потенциала отечественной науки и высшей школы. Целый ряд направлений, которые в итоге станут драйверами для экономики, – объясняет Павел Плавник.

Развитие кластерных инициатив и активное применение новых технологий – именно в этих направлениях видит новые точки роста экономики генеральный директор УК «Композитный кластер» Вадим Зазимко.

– Применение этой формы кооперации в России должно быть значимым и серьезным. Пока мы отстаем по темпам промышленного производства в кластерах от остального мира, но рассчитываю, что кооперация будет усилена, – говорит Вадим Зазимко. На конец 2016 года объем мирового рынка композитных материалов составил порядка 70 млрд долларов, к 2020 году, по оптимистичным прогнозам, этот показатель превысит 100 млрд долларов.

– На данный момент Россия занимает только 1% от общего объема мирового рынка композитов, необходимо постоянно работать над укреплением своих позиций, – уверен Вадим Зазимко. Уже есть конкретные проекты в судостроении, заключено несколько контрактов по применению новых технологий в нефтегазовой области. Перспективно использование композитных технологий в машиностроении, транспорте, транспортной инфраструктуре, строительстве, жилищно-коммунальном сегменте: городское хозяйство в целом очень привлекательная отрасль для применения композитов.

Для производственного предприятия «Филип Моррис Ижора», одного из крупнейших инвесторов Ленинградской области, ближайшие годы обещают быть очень насыщенными: на фабрике будет установлено новое оборудование для выпуска инновационной продукции с пониженным риском. Это продукция, основанная на технологии нагревания табака. При ее использовании не происходит горения, а следовательно – нет дыма и пепла. Кроме того, согласно исследованиям производителя, уровни содержания вредных веществ снижены примерно на 90–95% по сравнению с дымом сигареты. – Наша цель – как можно скорее переключить курильщиков на бездымные продукты с потенциально пониженным риском. На сегодняшний день IQOS доступен более чем в 30 странах мира, где около 4 млн курильщиков уже перешли на его использование. Чтобы обеспечить растущий спрос на инновационные бездымные продукты, компания постоянно инвестирует в наращивание производственных мощностей. Так, в июне этого года в рамках ПМЭФ между ЗАО «Филип Моррис Ижора» и правительством Ленинградской области подписано соглашение о реализации инвестиционного проекта, согласно которому в 2017–2018 годах компания вложит 2,494 млрд рублей в создание и модернизацию производственных мощностей для выпуска нагреваемых табачных стиков для IQOS.

Одновременно планируется переоснащение нашей фабрики новым производственным, лабораторным и инженерным оборудованием, – говорит управляющий по корпоративным вопросам региона ЗАО «Филип Моррис Ижора» Марина Камаева.

Вице-президент Торгово-промышленной палаты Санкт-Петербурга Екатерина Лебедева, комментируя результаты рейтинга «200 самых прибыльных компаний Северо-Запада», обращает внимание на необходимость активного развития внешнеэкономической деятельности, с тем чтобы качественный рост показывали компании несырьевого сектора. Вопросы развития тем более актуальны, поскольку государство оказывает серьезную поддержку экспортно ориентированным компаниям.

– На данный момент те истории экспортного успеха, что мы наблюдаем, скорее результат работы самих компаний, хотя, к примеру, все активнее работает Российский экспортный центр. Мы уверены в том, что если не в количественном, то в качественном измерении экспорт точно будет развиваться, – говорит Екатерина Лебедева. И уточняет: рост экспортных поставок полезен не только с точки зрения получения прибыли.

– Многие компании, уже работающие на внутреннем рынке, выходя за пределы страны, используют те же тактические решения, что и прежде. Но внешние рынки очень конкурентны, нужны новые стратегии, новые знания, поэтому развитие экспорта будет способствовать росту компетенций, – уверена она.

– Некоторое время назад беседовал с чиновником, который после работы в оборонно-промышленном комплексе перешел в Министерство сельского хозяйства. Во время беседы спросил, в чем существенная разница между выполнением работы на этих двух местах, – вспоминает директор Института проблем предпринимательства Владимир Романовский. – Он ответил: в ОПК несколько сотен ключевых игроков, все они вертикально интегрированы и в этой парадигме занимаются бизнесом. А в сельском хозяйстве тысячи заметных игроков, и государство им во многом безразлично. Они поднимали свой бизнес сами и развивают его без нас.

Владимир Романовский обращает внимание на то, что наиболее последовательно государственная политика проводится в финансовом секторе, который находится в ужасном состоянии. При этом наиболее существенный рост объема инвестиций происходит в агропромышленном комплексе, IT, ритейле, строительном секторе. То есть там, где присутствие государства как регулятора минимально.

Управляющий партнер компании Maxima Legal Максим Аврашков указывает на системные проблемы, мешающие росту проектов государственно-частного партнерства.

– В первую очередь это проблемы законодательства, судебной практики. Как качество законодательных актов, так и отсутствие единой понятной правоприменительной практики не позволяет инвесторам вкладываться в долгосрочные проекты. А проекты, реализуемые на принципах ГЧП, как раз долгосрочные. Кроме того, в регионах большое количество проектов, которые крайне непрофессионально подготовлены. Проекты плохо «упакованы» и не интересны инвесторам, что делает их старт крайне затянутым процессом, – объясняет Максим Аврашков. – Большая часть инфраструктурных объектов находится в руках государства. Государство зачастую является и неэффективным собственником, и неэффективным управленцем. В этой связи механизм ГЧП позволяет как вовлекать инфраструктурные объекты в оборот, так и привлекать новые инвестиции, находить опытных операционных специалистов, которые обеспечат эффективное использование объектов, – говорит он.

Руководитель направления по работе с региональным госсектором Северо-Западного банка ПАО Сбербанк Денис Борисов признает, что прежде банки неохотно финансировали подобные проекты ГЧП. Но теперь ситуация изменилась.

– Мы стараемся запускать небольшие проекты. На данный момент в проработке находится порядка 13 проектов, где инвестиции в каждый составляют до 100 млн рублей. Инструменты поддержки проектов ГЧП должны создаваться не только крупными системообразующими банками, должны быть созданы компетенции в других финансовых институтах, на всем банковском рынке. Должно появиться желание войти в этот бизнес и получать доход, – считает Денис Борисов.

Он также обращает внимание на то, что сейчас роль первой скрипки в проекте ГЧП принадлежит государству, то есть публичной стороне. При структурировании проектов публичная сторона чаще всего обращает внимание на два аспекта: собственную безопасность и решение прежде всего государственных задач.

– Но государственно-частное партнерство – история не про это, это не только решение проблем государства. Это инструмент, предусматривающий баланс интересов. Если государство готовит проект и выставляет его на конкурс – то мы понимаем, что в этот проект частный бизнес, с высокой долей вероятности, не пойдет, финансирования через институты тоже не будет. Ведь выставлены условия, которые зачастую защищают только одного из участников соглашения, – объясняет Денис Борисов. Поэтому развитие ГЧП прежде всего частная концессионная инициатива, когда бизнес готов самостоятельно оценивать и искать объекты для инвестиций и предлагать те условия, на которых он готов войти в инфраструктурные проекты, что позволит обеспечить баланс интересов и реализовывать приоритетные задачи публичной стороны.

В панельной дискуссии принял участие и гость из московской юридической фирмы PATENTUS, предоставляющей полный спектр услуг по интеллектуальной собственности в России и за рубежом. Партнер и руководитель отдела товарных знаков и практики разрешения споров PATENTUS Дмитрий Марканов рассказал участникам IV Форума бизнеса Северо-Запада о том, почему западные компании не сокращают расходы на юридическую практику по интеллектуальной собственности. Он подчеркнул, что, хотя из-за кризиса и санкций количество заявок на патенты со стороны иностранных компаний сократилось, они, понимая ценность и значимость интеллектуальной собственности, спешат зарегистрировать на себя свои изобретения, осознавая, что кризис – временное явление, а срок действия патента – 20 лет. В своем выступлении Дмитрий Марканов привел пример из практики, когда с помощью товарного знака клиенту удалось получить дополнительное необходимое финансирование, зарегистрировав собственное фирменное обозначение.

Дмитрий Марканов рассказал также о случаях из судебной практики PATENTUS, связанных с тем, с какими сложностями сталкиваются добросовестные правообладатели, выходя на новые рынки, и о том, каким образом в новой экономической реальности действуют патентные тролли. К сожалению, отметил он, патентные тролли не являются пережитком прошлого, они стали изощреннее в своих подходах и по-прежнему угрожают предпринимателям, легкомысленно относящимся к своей интеллектуальной собственности.

Источник:
журнал "Управление бизнесом"
ноябрь 2017 (№ 38)
Автор:
Георгий
Дмитриев
архив Пресса о нас